~
Русский бал 1903 года
13 февраля 1903 года в Зимнем дворце давали костюмированный бал в честь 290-летия Императорского Дома Романовых. В 2023 году одному из самых ярких событий в культурной жизни царской России и "последнему большому придворному балу в жизни империи" – как о нем вспоминал князь Александр Михайлович, – исполнится 120 лет. В этом пышном маскараде, чуждом любых прозаических ограничений, искусно реконструирована национальная культура и духовная традиция. Императорский двор продемонстрировал бережную связь с истоками русской самобытности и почтение к культурному коду своего Отечества.
«Русские костюмы стоят сумасшедших денег...»
Идея бала состояла в символичном всеобщем собрании высшей знати Российской Империи в одеяниях допетровского периода.

К сожалению, искренние духовно-патриотические устремления и русофильские воззрения царской семьи могли понять не все.
В дневнике директора императорского Эрмитажа И.А. Всеволожского, по эскизам которого шили костюмы, появилась запись: «Русские костюмы стоят сумасшедших денег — шелковая камчатная ткань, сукно, расшитое золотом и серебром, меха очень дороги. Определенно, у бедной Александры Федоровны несчастливая рука и склонность к неуместным вещам».

Во время подготовки Александра Федоровна Романова уделила особое внимание воссозданию исторического облика костюмов допетровской эпохи. Их шили лучшие современные мастера императорских театров при участии А. Т. Ивановой и старшего сына К. Фаберже – Евгения Фаберже. Императрица самостоятельно исследовала культурологические аспекты старинных русских костюмов XVII столетия и лично участвовала в их оформлении – как для себя самой, так и для Императора.
«Зала, наполненная древними русскими людьми...»
Несмотря на культурные смятения в обществе того времени и непонимание патриотических воззрений Императора и Императрицы – их любви к русской культуре, бал все же удался на славу и вошел в историю как грандиозное событие эпохи.

Бал проводился в два этапа. Первый эпизод состоялся 11 февраля в Зимнем дворце. На вечере выступил легендарный Шаляпин, исполнив акт из «Бориса Годунова» Мусоргского. А 13 февраля имел место непосредственно сам костюмированный бал русской старины.

Весьма спокойный и по обыкновению сдержанный на разного рода эмоции Император Николай II был крайне впечатлен. О «русском бале»он писал в дневнике: «Очень красиво выглядела зала, наполненная древними русскими людьми».

Император Николай II и Императрица Александра Федоровна рассматривали бал не как тривиальное костюмированное представление ушедшей эпохи, но как один из первых шагов к возрождению русской культуры направленных на восстановление духовно-нравственных ценностей в российском обществе. Организовывая необычный бал царская семья стремилась напомнить России о ее историческом величии, наследии великих предков и роли Дома Романовых в судьбе Отечества.

Духовное содержание «русского бала» словно предостерегало светское общество о будущих опасностях, связанных с забвением русской самобытности и национальной культуры. Царская семья направляла взор своих современников к истокам родной старины – духовным основам российского государства, стремясь возродить благочестие и красоту русской души.
«Состоялся бал, единственный в своем роде...»
Приглашенные на бал представители знати Российской Империи облачились в русские платья эпохи царя Алексея Михайловича: Великие Князья и Великие Княгини были в нарядах своих прародителей, офицеры одели мундиры XVII столетия, дамы в красивейших костюмах боярынь, в сарафанах и кокошниках крестьянок, кавалеры – в костюмах стрельцов и бояр XVII века. (Ефимова Л.В., Алешина Т.С., Самонин С.Ю. «Костюм в России XV - нач.XX века».)

Бал действительно произвел колоссальное впечатление на светское общество. Княгине Варваре Александровне Долгорукова писала о своих впечатлениях: «В пору моих первых выходов в свет состоялся бал, единственный в своем роде, - бал в старинных костюмах. Приглашения были разосланы задолго до назначенного дня, чтобы дать гостям возможность выбрать и подготовить наряды.

Византийская придворная мода оказала большое влияние на старинный русский костюм. Татарское влияние, впрочем, также было заметно в деталях одежды. В любом случае, стиль платья сильно отличался от западного.

Длинные дамские платья, ниспадавшие до земли, делались из тканей расшитых серебром или золотом. Рукава также были длинными, очень узкими, с боковым разрезом. На это платье надевалась более просторная одежда из бархата, в большинстве случаев расшитая и окаймленная собольим мехом. Особый головной убор, называемый кокошником, часто с обильным золотым шитьем, украшался роскошными камнями и драгоценностями из фамильных коллекций. Волосы замужних дам были покрыты, а у девушек заплетены в две длинные косы, подчас убранные лентами и жемчугом».

В своих воспоминаниях о бале Княгиня Варвара Александровна Долгорукова пишет: «Императрица Александра Федоровна, а особенно ее сестра Великая Княгиня Елизавета Федоровна, были божественно красивы в своих нарядах. Облачение Императора, сшитое из красного бархата и золотой парчи, являлось точной копией наряда, который носил его любимый предок, Алексей Михайлович, Тишайший. Двадцать четыре молодые пары были выбраны для исполнения русского танца, который был создан специально для девушек, исполнявших этот танец. Знаменитый танцмейстер Аистов провел с нами множество занятий, и я должна сказать, что наше появление произвело фурор. Несомненно, это был успех. Старинные русские мелодии перенесли нас в те времена, когда европейская мода еще не была введена в России».

Сохранились яркие воспоминания и других современников. Один из генералов свиты Его Императорского Величества, Владимир Николаевич Воейков писал в своих мемуарах:

«Впечатление получилось сказочное – от массы старинных национальных костюмов, богато украшенных редкими мехами, великолепными бриллиантами, жемчугами и самоцветными камнями, по большей части в старинных оправах».
«Крайне важное намерение в эпоху возрастающего доминирования неверия и нигилизма...»
Яркий пример любви к истории своего Отечества явил и сам Император Николай II,

Специально для бала из Оружейной палаты были переданы украшения русских царей: жемчужные запястья сына царя Ивана IV, Федора Иоанновича, а также подвеска царя Петра I. Во время бала Император Николая II опирался на доставленный из Оружейной палаты золотой посох царя Алексея Михайловича (Тишайшего). Таким образом бал являл собой не просто декоративное культурно-историческое мероприятие, но олицетворял собою историческое единство русского общества, которое консолидировала царская власть помазанника Божьего.

В одеянии Николая II прослеживался образ и тот особый путь, которым следует Россия. Император был одет в идентичное платье своего далекого предка – царя Алексея Михайловича: кафтан и о́пашень золотой парчи, жезл и царская шапка. Происхождение слова "кафтан" заимствовано и восходит к персидскому «Kaftan». Символизм бала 1903 года рассматривал российскую культуру сквозь призму истории, словно констатируя формирование русской ментальности на основе синтеза различных культур с постепенным созиданием собственной духовной этнокультурной самобытности.

Духовное развитие культурно-исторического социума было обусловлено уникальным географическим положением России, где русские земли, в определенной степени, являлись культурным «мостом» между западной и восточной культурой. «Русский бал» 1903 года подчеркивал, что важнейшие исторические вехи в формировании религиозных взглядов на древнерусских территориях — это события
периода XVII века, обусловленные политическими противоречиями и конфессиональными противостояниями различных религиозно-исторических доктрин.

Ричард Уортман, американский историк, специалист по истории Российской империи писал: "И действительно, стремление Царской Семьи акцентировать внимание современников на возрождении русской культуры и национальной традиции – было крайне важным намерением в эпоху возрастающего доминирования неверия и нигилизма. Именно духовная забота о будущем России и о ее народе вдохновляла Императора Николая II и Императрицу Александру Федоровну на проведение подобного грандиозного мероприятия. ("Властители и судии. Развитие правового сознания в императорской России.")
«Императрица Александра была очень красива в царском «большом наряде»...
В символизме бала 1903 года необходимо сделать акцент на одной из самых прекрасных черт русского характера — соборности.

Стремление быть единым народом, ярко отображается в символике платья Императрицы Александры Фёдоровна, которая была облачена в костюм царицы Марии Ильиничны, супруги царя Алексея Михайловича (Тишайшего). Костюм царя и царицы в XVII столетия мало отличались от одежды остальной знати и выделялись только в особых случаях. Во время торжественных церемоний одежда царицы состояла из царского пла́тна – распашной длинной одежды, очень расширенной книзу, с широкими короткими рукавами. Сверху надевался круглый широкий воротник – ба́рмы и головной убор – тулья конусообразный формы с меховым околышем. Нижняя женская рубаха была длинной (до ступней). Ее носили с нешироким поясом, украшали орнаментом (обычно по низу). Горловину рубахи обшивали каймой. На одной из фотографий Императрицы Александры Федоровны можно рассмотреть зарукавья нижней рубахи.

Здесь нельзя не отметить простоту платья русской царицы. Но в тоже время эта простота подчеркивает и духовную красоту человека. Лишь в «большом наряде» царица блистала высотой своего положения. Воссозданный образ царицы XVII столетия восхищал И. А. Всеволожского: «Императрица Александра была очень красива в царском «большом наряде»: с тиары, покрытой бриллиантами, изумрудами и жемчугом, спадали две ленты, поверх них спускались украшения в виде оливковых ветвей, заканчивающихся стрелами из бриллиантов. На платье из сукна, затканного матовым золотом, вышит рисунок жесткой серебряной нитью. Широкая лента, расшитая бриллиантами, охватывала шею и шла по нижнему краю барм. Одним словом, это было великолепно».

Рассуждая о русской соборности, нельзя не отметить благородство царской семьи и их заботу о своем народе. После бала Императрица Александра Федоровна отдала свое дорогостоящее платье, о чем указано в записи И. А. Всеволожского в дневнике от 27 марта 1903 года : «Императрица передала мне свой костюм, в котором была на балу 11 февраля. Поручено написать акварель, изображающую Императрицу в костюме. С этой картины сделают хромолитографию для альбома, посвященного балу. Фотографии продавали на ярмарке, организованной Великой Княгиней Елизаветой Федоровной в Москве, платили за них 3 и 6 рублей. Я узнал, что ярмарка за 4 дня принесла в фонд бедняков Москвы 103000 рублей».

Дела милосердия также были целью бала.
На балу 1903 года Великая Княгиня была признана первой красавицей...
Отдельно стоит отметить и удивительные по своей красоте костюмы Великого Князя Сергея Александровича, а также Великой Княгини Елизаветы Федоровны. Накануне бала Великокняжеская чета, находясь в Москве 12 декабря 1902 года, заказывала вышивки для своих костюмов у монахинь московского Новодевичьего монастыря. И хотя одежды Великокняжеской четы не сохранились, однако, остались фотографии, благодаря которым, их можно описать. Голову Великой Княгини венчает кокошник — колоритный элемент русской одежды. Состоятельные русские крестьяне украшали свои кокошники жемчугом и драгоценными камнями. Подобные головные уборы на Руси носили как незамужние девушки, так и замужние женщины, которые в соответствии с русской традицией полностью покрывали волосы.

Удивительно, что в Нью-Йоркском музее сегодня хранится кокошник Владимирской губернии, начала XIX века, точно такой же, как и головной убор Великой Княгини Елизаветы Федоровны.

Говоря о Елизавете Федоровне, важно отметить, что на балу 1903 года Великая Княгиня была признана первой красавицей. Она явила собой образец духовной красоты и утонченного вкуса, представ в костюме русской княгини XVII столетия. Раскошенная одежда с длинными и широкими рукавами подчеркивала белизну и румянец лица. А когда вместе с княгиней Юсуповой Великая Княгиня Елизавета Федоровна вышла солировать в красивейшем русском танце то, по воспоминаниям присутствующих, от великолепия и грациозности невозможно было отвести глаз.

Величественен и прекрасен, был костюм и Князя Сергея Александровича, который присутствовал в одежде русского князя XVII столетия. Бархатный кафтан был практически лишенный ярких украшений. Однако богатые оплечья в драгоценных камнях и высокий стоячий воротник, а также широкий пояс с роскошной золотой пряжкой подчеркивали великокняжеское благородство высокой фигуры Сергея Александровича. Великий Князь самостоятельно продумывал детали своего костюма, что свидетельствует об особой любви Великого Князя Сергея Александровича к русской культуре. Он прекрасно разбирался в исторических деталях национального искусства, глубоко понимая русское видение духовной красоты.


Русскую одежду сравнивали с "солнцем, убранным звездами"...
После бала все участники этого удивительного праздника сфотографировались для памятного альбома в петербургском Эрмитаже, а также сделали отдельный снимок в московском Кремле.

Бал 1903 года произвел колоссальное впечатление не только на российское общество, но и на зарубежных ценителей искусства. Царские облачения были настолько живописны и обладали таким ярким и богатым украшением, что в описаниях ведущих иностранных газет русскую одежду сравнили с «солнцем, убранным звездами».

Бал получил огласку и в иностранной прессе: 6 декабря 1903 года, во французском издании "Journal des Voyages - et des Aventures de Terre et de Mer" опубликована статья «Les Costumes Russes au temps de Michel Romanov» с фотографиями участников.
Петр Аксенов
Автор
Пётр Юрьевич Аксёнов (род. 16 октября 1976 года, Москва, СССР) — российский дизайнер ювелирных изделий, создатель ювелирного дома AXENOFF, бизнесмен, меценат, автор украшений для британского сериала "Война и мир" (BBC), российского сериала "Екатерина" и фильма "Последний Богатырь" (Disney), постоянный участник многочисленных выставок и просветительских проектов по истории императорской России в том числе в
в музеях Москвы (Отечественной войны 1812 года, ГИМ), музеях Санкт-Петербурга (музей Фаберже), и других государственных музеях исторических городов России. Член Императорского Православного Палестинского общества и автор свадебной тиары для Фотеини Георганты, невесты праправнука Великой княгини Ксении Александровны, сестры последнего российского императора Николая II — Ростислава Романова.